Запись на прием к врачу4.jpg


Общество и культура

Огненная дуга

15.08.2013 08:58:00

70 лет назад, 5 июля 1943 года, началось самое крупное сражение Великой Отечественной войны – Курская битва. 50 дней и ночей шли непрерывные бои на земле и в воздухе. Развернувшееся в ходе битвы танковое сражение не имело равных себе в истории. Здесь, на Огненной дуге, Третья битва, третья схватка после разгрома немецких войск под Москвой и Сталинградом закончилась нашей победой. Враг был сломлен. Теперь он вынужден будет только обороняться. А Красная Армия начала с этих рубежей свое наступление.


Продолжение. Начало в №32

Разведчики в рясах
В мае 1942 года в занятом немцами Пскове появились два священника. Придя в городскую комендатуру, они смиренно, но настойчиво попросили доставить их к коменданту, говоря, что у них очень важная информация. Встретившись с комендантом, они попросили сообщить немецкому командованию, что в г. Куйбышеве действует антисоветское подполье, которое они представляют. У священников были документы, подтверждающие их сан. Приглашенный псковский епископ Василий (Ратмиров), пользующийся доверием немцев, подтвердил не только подлинность документов, но и заверил коменданта, что он и раньше встречался с этими людьми.

Немцы не могли не поверить свалившейся на них удаче: иметь свое подполье в Куйбышеве, второй столице, куда было эвакуировано советское правительство, весь дипломатический корпус. К тому же Куйбышев был крупным промышленным центром, работающим на оборону, крупным железнодорожным узлом. Это было сверх их ожиданий.

В Псков специальным рейсом был доставлен офицер разведки. После необходимой профессиональной проверки он задал священникам последний вопрос: «Почему вы решили сотрудничать с нами?» Ответ был абсолютно искренен и, к сожалению, правдив: «Советская власть разрушила церкви и монастыри, расстреляла и отправила в лагеря сотни священников».

Связавшись со своим руководством, офицер немецкой разведки заверил священников, что через пару недель в Куйбышев им будет доставлена радиостанция.

А теперь небольшое отступление. Отмотаем ленту времени назад.

В июле 1941 года в здание НКВД на Лубянке пришел священник и заявил, что он хотел бы помочь стране в трудное для нее время. Его попросили подождать. А наведя справки, задали только один вопрос: «Ваш отец, священник, был расстрелян в 1919 году. Почему вы пришли к нам?»

«Я, как и мой отец, служу Богу и России. Я хотел бы помочь моему народу».

Это был псковский епископ Василий (Ратмиров) (см. фото). Ему повезло. Его руководителем стал умнейший разведчик (были и умные люди на Лубянке) Фишер, известный нам, простым смертным, как разведчик Абель. Был разработан план, по которому два полковника службы внешней разведки Михеев и Иванов становились священниками. Владыка Василий сам обучал разведчиков церковным обрядам, обычаям. На Лубянку из Русского музея доставили всю необходимую утварь и облачение. А потом был экзамен. Разведчики выдержали его и под маркой двух иподьяконов вскоре появились в Пскове, где служил епископ Василий. Началась титаническая работа.

Главной целью разведгруппы была организация ликвидации Гитлера. Имелись данные, что он собирается прибыть в подмосковный город Калинин.

Второй задачей была дезинформация противника. Было особенно важно – шел 1943-й год – довести до фашистов, что советское командование не придает большого значения Курскому плацдарму, что основное направление действий Красной Армии – защита Москвы.

170 радиограмм было получено от немецкой разведки. Абвер интересовался, какое вооружение отправляется из Куйбышева и куда? Сколько составов? Какова интенсивность отправки? Есть ли тенденция расширения подполья?

159 раз отправляли разведчики в рясах свои донесения, из которых следовало, что антисоветское подполье в Куйбышеве возросло до 4-х отрядов по 200 человек. Что отряды потихоньку вооружаются и в случае приближения немецкой армии они способны стать пятой колонной в советском тылу.

По поводу вооружения – а немцев, готовящихся к танковой битве под Курском, очень интересовали танки, идущие через Куйбышев с Урала, - разведчики доносили, что танки отправляются главным образом на Москву, что только за последние три дня отправлено 215 штук «тридцатьчетверок» в московском направлении.

И немецкие разведчики подтверждали сообщения священников.

А в Куйбышеве на тщательно охраняемых платформах под брезентом стояли деревянные муляжи танков. Их-то и отправляли на Москву.

Владыка Василий использовал доверие немцев еще при наступлении под Москвой. В подземелье псковского собора, среди мощей святых, он прятал наших разведчиков-радистов, и «послушники» (такое кодовое название имела это операция) нередко выходили в эфир 2 раза в день. Это был неслыханный риск.

Отступая от Пскова, немцы предложили епископу Ратмирову уехать с ними. Но отец Василий, сославшись на старческую немощь, отказался. А вот двух иподьяконов он попросил «пригреть» для спасения паствы. Так немцы, отступая, увезли с собой двух наших разведчиков, пользовавшихся абсолютным доверием фашистов.

При освобождении Пскова жители донесли о связи священника Ратмирова с немцами. Он был арестован и попросил связаться с Фишером. Его, извинившись, освободили. За свои заслуги отец Василий был награжден орденом Отечественной войны. В 1944 году он стал митрополитом Псковским и Новгородским.

Я рассказала об этом эпизоде из истории Великой Отечественной войны по двум причинам. Причина первая. Мне очень хотелось поделиться с читателями гордостью за куйбышевскую землю, за людей, за их вклад в подготовку победы на Курской дуге. И причина вторая. А, может быть, именно она главная. Я продолжаю объявленную мною войну тем, кто пытается разъединить наш народ, исказить историю нашей страны. И в ответ на услышанную мною фразу: «Церковь в годы войны сотрудничала с НКВД (=КГБ=ФСБ)» я бы сказала: «Я преклоняюсь перед такими сильными и в высшей степени порядочными людьми, как епископ Василий. Это истинные патриоты. Так что оставьте церковь в покое. Мы сами разберемся, что к чему. Мы хорошо знаем свою историю. Мы помним, что на Куликовом поле первыми вышли сразиться с врагом монахи Пересвет и Ослябя. «Нас тьма!» - кричали враги. – «А нас – рать!» - отвечали наши воины, зная, что «ра» в слове «рать» на древнем языке означало – Солнце. Так что служителями Света, разгоняющего Тьму, считали себя наши предки-воины. И не только шутливо-неблагозвучная фраза пришла к нам из того сражения, а вера в победу правого дела. И пример этому показали представители святого воинства – монахи Пересвет и Ослябя, всю жизнь следовавшие заповеди: «Не убий!»

А когда настала пора смертельного испытания, они своим подвигом доказали высокое: «Нет выше той любви, как ежели кто отдаст жизни свои за други своя».

И спустя шесть столетий почти в тех же местах, где проходило Куликовское побоище, их потомки, русские, докажут верность этой святой заповеди в Курской битве.


«И снова идут по дорогам войны ребята из «Поиска-35»
К лету 1984 года у нас, следопытов «Поиска-35», за плечами был огромный опыт. Мы стояли под Москвой на тех рубежах, где был в 1941-ом остановлен враг. Прошли по местам самых ожесточенных боев Сталинградской битвы, своими руками трогали стены бессмертной Брестской крепости. Побывали на многострадальной земле Белоруссии, где в годы войны погиб каждый четвертый житель. Слышали пронзительные и печальные удары колокола Хатыни, маленькой белорусской деревеньки, сожженной гитлеровцами вместе с ее жителями. Мы, наверное, не смогли бы жить, не побывав на Курской дуге. Мы уже были частью той Великой войны, ее летописцами, носителями ее Памяти.

И сделали все, чтобы там побывать. В III туре Всесоюзного конкурса «Красная звезда», посвященного Курской битве, мы снова оказались в числе победителей. Путь на Курскую дугу был открыт.

12 августа 1984 года мы штурмом брали вагон поезда, везущего нас до Москвы, а там, с пересадкой, на Курск. И хотя у каждого был билет с точным указанием места в этом плацкартном средстве передвижения, картина посадки в вагон напоминала полотно В. Сурикова «Взятие снежного городка»: лезли по головам, лезли через головы, как тараканы. Провожающие родители, сметенные вглубь перрона, со страхом взирали на своих чад: откуда это в их добрых и примерных детях? И, наверное, уже не надеялись, что те живыми вернутся с Курской дуги.
Но вот поезд тронулся. Все расселились, расселись. Кое-кто уже доставал домашний «паек», а кто-то тщательно, от потолка до пола, обследовал вагон. Опытная проводница прикрикнула «для порядку» пару раз, а потом ретировалась в свой «окоп».

На этот раз наш «десант» насчитывал около полусотни человек. Этот вагон почти целиком занимал 5-й класс С.А. Кузнецовой, который тоже решил пройти по дорогам войны.

Ну а мы, следопыты, ехали в соседнем вагоне. Как-никак люди опытные, да и возраст: 13-14 лет. Сначала тоже все галдели и отвоевывали верхние полки. Потом угомонились. И разговоры пошли «профессиональные»: в одном углу спорили о толщине брони наших «тридцатьчетверок» и немецких «тигров». В другом – о Кожедубе и Горобце, наших асах. Стародумов, Янова и Казаков «атаковали» ехавшего в этом же вагоне участника войны и поставили его в тупик своим знанием технических характеристик наших 76-мм орудий.

А «музыкальная душа» нашего «Поиска-35» Лена Кармишина, устроившись радом с нашим бессменным гитаристом Димой Паниным, предложила спеть. И вскоре вагон наполнился ритмичными и упругими аккордами одной из «наших» песен.

Продолжение следует

Зоя Голубева


 
Текст сообщения*
 
22.06.2020 19:10:00 В честь победителей

24 июня в Отрадном пройдет ряд праздничных мероприятий, завершит которые фейерверк

19.06.2020 09:30:00 Ушел в бессмертие

Подполковник И.Т. Суспицин - участник тяжелых событий военных лет и первого парада Победы, герой, который будет жить в наших сердцах  

18.06.2020 14:32:00 Убедительная победа отрадненских общественников

Отрадненские общественники стали обладателями сразу двух президентских грантов

16.06.2020 16:20:00 Операция «Сирень Победы»

За прошедшие годы следопыты «Поиск-35» провели 16 операций. "Сирень Победы" - одна из них

15.06.2020 09:31:00 Плоды теплолюбивой лианы

Чем подкармливать огурцы для получения богатого урожая, как бороться с вредителями? На эти вопросы отвечает учетный агроном Т.Н. Клиндухова