Запись на прием к врачу4.jpg


Общество и культура

«Со дна моря достань»

23.08.2013 09:50:00

Приводимое письмо написано женщиной, пережившей тяжелую трагедию. А адресовано оно другой женщине, на которую обрушилось горе и которая тоже нуждалась в поддержке. Письмо настолько искреннее и проникновенное, что каждый из него может почерпнуть важное и душе полезное.


Здравствуйте! Мой рассказ о себе поможет вам самим найти тот путь, по которому следует идти, чтобы помочь ребенку.

Моему сыну было 15 лет, когда я узнала, что он употребляет наркотики. Сначала это была травка, потом он стал пробовать другие, более сильные наркотики, вплоть до героина. Мне стало жутко. Я читала много литературы об этой болезни, и мне становилось все страшнее и страшнее за сына. 

Однажды сестра мужа, узнав о беде в нашей семье, дала мне почитать книгу какого-то американского автора под названием «Мать Давида». В ней рассказывалось о жизни одной американской семьи, в которой была та же беда, что и у меня: сын-наркоман. Я с жадностью читала книгу в надежде перенять опыт избавления от того кошмара, в котором пребывала вся моя семья. При чтении отмечала, как похожи были ситуации в моей семье и в той, американской. Я читала, как мать несчастного Давида водила его по врачам-психологам, предпринимала другие меры, чтобы спасти сына. 

Все было так похоже. Я читала запоем, в надежде найти выход. Признаюсь, я даже перелистала несколько страниц, чтобы поскорее найти рецепт, но, увы, кончилась книга тем, что после всех этих трудов матери, невыносимых переживаний, надежд, денег, потраченных на лечение сына, после длительной ремиссии он опять стал колоться. Я плакала и была близка к отчаянию. 

Но Господь, я сейчас это только поняла, не дал мне отчаяться окончательно. Сын с каждым днем все больше втягивался в наркотики, он воровал, и не только дома, метался в поисках наркотиков, был зол, груб, невыносим; врал, причем мастерски, ловко. Иногда я верила, но всегда обманывалась. 

Я продолжала искать. Куда я только не обращалась! Сын лежал в обычной наркологической больнице, в институте наркологии. Два года лечился у частного врача, я дошла до главного нарколога Москвы. Врачи начинали разговор с вопроса: «Вы знаете, что ваш сын - наркоман до конца жизни? Это неизлечимо, только 6% больных наркоманией излечиваются». 

Но я надеялась, хотя и не знала, на что. Все деньги, которые имелись в доме, были истрачены на эти надежды. Мы влезли в большие долги. Однажды по милости Божьей я оказалась в храме Сретенья иконы Владимирской Божьей Матери. Он расположен в самом центре Москвы, рядом с Лубянской площадью, - рассадником наркотиков. Это монастырь с церковью. 

Появилась потребность ходить в этот чудный островок спасения среди грешной Москвы, сюда меня тянуло.
Вскоре появилось желание исповедать поступки, совершенные мною в жизни, которые тяготили меня и мучили совесть. По совету священника, которого я считаю теперь своим духовным отцом, я, готовясь к исповеди, прочла книгу архимандрита Иоанна Крестьянкина «Опыт построения исповеди». И еще, и еще заново прожила свою жизнь, хотя было невыносимо стыдно. Но я чувствовала, что это нужно сделать. Мне хотелось этого.

При этом я вдруг поняла, что сама виновата в том, что сын погибает. И это несмотря на уверения врачей, что время, общество – вот причина трагедии. Я со стыдом, тяжелым чувством вины перед Богом и детьми, говорила себе и на исповеди, что виновата. И каюсь в том, что вся моя жизнь была пустой, бессмысленной, так как протекала в заботах только о телесном здравии, материальном благополучии семьи. Я не заботилась ни о своей духовной жизни, ни о духовной жизни своих детей. Видимо, это и является причиной вечной проблемы отцов и детей. Если семья живет духовной жизнью, у родителей и детей есть общее: вера, заповеди Божьи, смысл жизни на земле. Я каялась. 

Тем временем сын опустился на самое дно. Он совершил два преступления, но по милости Божьей не был взят под стражу до суда. Хотя этого не должно было быть, так как преступления относились к категории тяжких. А он продолжал колоться, колоться и колоться. 

Я переживала так сильно, что не чувствовала, что живу. Однажды после работы я пошла домой и зашла по пути в храм. С тех пор я стала ежедневно после работы ходить туда. Я молилась и просила молиться за сына всех священников, монахов, послушников Сретенского монастыря. Просила молиться и просто хороших верующих людей, которые не давали мне отчаиваться, поддерживая во мне огонек надежды. 

А сына, несмотря ни на что, я любила так сильно, как не любила даже тогда, когда он был маленький и хорошенький. Я его всегда ждала, когда бы и в каком бы состоянии он ни пришел домой. Ежедневно я мазала его освященным маслом, давала пить святую воду, съесть кусочек просфоры, кропила святой водой квартиру, освященную священником. 

При этом я часто говорила сыну, что только Господь и Матерь Божия спасут его, что это обязательно произойдет и что в этом у меня нет сомнений. Обычно в это время он плакал. После тридцати лет совместной жизни мы с мужем обвенчались. Я заказывала сорокоусты в монастырях. Писала письма в Соловецкий и в Псково-Печерский монастыри, ездила к старцу Кириллу, чтобы он молился за сына. Я ездила по храмам Москвы, где были чудотворные иконы, молилась и подавала милостыню.

Однажды батюшка в разговоре со мной сказал: «Благодарите Господа за все». Я ужаснулась и не поняла его. Но я верила ему и, придя домой, обливаясь слезами, благодарила. Я делала это каждый день. Но меня мучил вопрос: «За что я благодарю?» Вскоре мне попала в руки книга архиепископа Луки Войно-Ясенецкого: «Сила моя в немощи свершается». Там я прочла одну из его проповедей: «Возьми свой крест и иди за Христом». 

Только тогда я поняла, за что я благодарю Господа. Мне была оказана великая милость Его. В своих молитвах я перестала просить Господа о чем-то конкретном. А просто говорила: «Господи, я ничего не могу сделать, чтобы спасти сына. Отдаю его тебе. Спаси его путями, которые ты сам знаешь». Я постоянно читала Иисусову молитву, к которой добавляла слова: «Спаси сына моего». Я даже кричала ее, когда шла на работу, и никого вокруг не было. Я кричала ее в метро, где было шумно от движения поездов, и никто не слышал меня, кроме Господа.

И случилось чудо: мой сын стал ходить в храм исповедоваться и причащаться. Весь Сретенский монастырь молился за него, молились на Соловках, молились в Печерах. Господь услышал эти молитвы, суд над сыном был назначен больше чем через год, после совершенного им преступления. 

Я не сомневаюсь, что в этом действовал промысел Божий, так как это время было дано для покаяния и молитв. Еще одно чудо: суд был назначен на 3 июня, день Владимирской иконы Божьей Матери. 

Сын больше не употребляет наркотики, он работает. Пустота души, которая заполнялась наркотиками, заменилась верой в Бога и теми радостями и трудностями, которые испытывают верующие люди. Он женился. 
Врачи с помощью лекарств и других известных медицинских средств не излечивают наркоманию. А только на время выводят человека из болезненного состояния. В Перу медики разработали операцию по удалению из головного мозга того участка, который влияет на влечение к наркотикам. Через год пациент его вновь употребляет. Душа-то ведь пустая. Не отчаивайтесь, верьте в спасение сына. Помоги вам, Господи! Приходите в храм, молитесь, исповедуйтесь, изучайте свою веру.

Татьяна АЛЬМЕЕВА


 
Текст сообщения*
 
01.04.2020 10:23:00 Расписание городских автобусов

Действует на время режима полной самоизоляции. Призываем не покидать свои дома без острой необходимости!

29.03.2020 18:48:00 Фонарь. Лавочка. Остановка

Такая картина (на фото) открылась взору жителей города солнечным воскресным деньком на площадке у фонтана

25.03.2020 10:51:00 Как рождается культурное пространство города?

Имидж ДК «Россия» сегодня изменился. В канун Дня работника культуры мы расскажем подробнее об этом

23.03.2020 20:25:00 Машинист, влюбленный в орхидеи

Наталья Аксенова любит порядок во всем: и в своей профессии, и в домашних делах. И, как многие женщины, любит цветы...

22.03.2020 19:16:00 Благотворительность: как не обмануться

Поможет новый просветительский проект «Хорошие истории», который запустили в Самарской области