Запись на прием к врачу4.jpg


Общество и культура

Виктор кучеров: «Оставаться собой. Жить, а не существовать»

12.09.2013 11:16:00

«Останься прост, беседуя c царями, будь честен, говоря c толпой; будь прям и тверд c врагами и друзьями, пусть все в свой час считаются c тобой; наполни смыслом каждое мгновенье, часов и дней неуловимый бег, ¬ тогда весь мир ты примешь как владенье, тогда, мой сын, ты будешь Человек!» - эти строки из «Оды к сыну» нобелевского лауреата англичанина Редьярда Киплинга, подумалось мне, завещали своему старшему сыну Виктору его отец - Алексей Георгиевич, комиссованный в 1944 году с фронтов Великой Отечественной войны и вскоре ушедший из жизни, и мама - Варвара Федоровна, на долю которой выпало оберегать троих ребятишек и в войну, и в мирное время. Нет, не читали они ему этих строк, но примером характеров сильных, личностей целеустремленных вырастили замечательного человека - Виктора Алексеевича Кучерова.

 Когда деревья были большими, была война 
Горем, слезами матерей – этими горькими приметами пришла война в родные Солодняки Астраханской области летом 1942-го. Но для семилетнего Вити, как и для многих его сверстников, она воспринималась поначалу как игра. А настоящая война была уже рядом, и в реальной жизни было уже не до игр.
 В жаркие августовские дни все жители села, собрав и погрузив на повозки нехитрые пожитки, покинули Солодняки: колхозникам предстояло не только самим эвакуироваться в Актюбинскую область, но и перегнать в казахстанские степи тысячи голов скота. 
Солодняки фашистские стервятники не тронули, а вот от соседнего села, раскинувшегося у переправы на берегу Волги, остались сплошные руины и пепелище. Разбомбили они и переправу, только чудом удалось беженцам без особых потерь перебраться на левобережье, но кровавый оскал войны Витя запомнил на всю жизнь. Тяжел был путь в Казахстан: шли очень медленно, днем пасли скот, а для ночлега одноногий председатель колхоза, бывший вояка, подбирал подходящий овраг. Уйдя с берегов Волги под палящим солнцем, добрались на новые места с первым ноябрьским снегом. 
Обратный путь к Волге¬матушке был наполнен радостным предчувствием встречи с отчим домом. Хотя только что погнали немцев со Сталинграда: шел 1943-й год.
Виктор Алексеевич - нередкий гость в родных краях: «В детстве и улицы казались широкими, и дома - большими, а спустя десять лет оказалось, что село – грязное, улицы – узкие, школа – низенькая. Но душу защемило, и еще дороже стали Солодняки». 

Если надо, значит надо… 
Это поколение, рожденное в 30-е годы, с молоком матерей впитало верность советским идеалам. Любило Красную Армию с лучшей в мире конницей Буденного, росло вместе с пятилетками, с гордостью носило пионерские галстуки, пело «Мы красные кавалеристы…», читало Гайдара, особо поклонялось Тимуру и его команде. Молодежь восхищалась подвигом покорителей Арктики, летчиков-героев, пела советские песни, ненавидела фашизм, мечтала о боях в Испании. Потому что характеры героев того времени были созвучны укладу жизни, где ценились бескорыстие, честность, взаимопомощь. Виктор был одним из тех, кто свято верил в целесообразность советского порядка жизни и справедливость советского строя. 
Много читал. Когда перебрал весь фонд школьной библиотеки, то перешел на подшивки старых газет, уж очень хотелось, как можно больше узнать. Его избрали председателем совета дружины школы, а в 13 лет он стал комсомольцем: «Так получилось, что многие ребята покинули школу: кто в ФЗО поступил, кто в ПТУ, кто в техникум. В комсомольской организации осталось лишь два человека, и ее могли расформировать. Вот тогда­то мне и сказали, что я должен вступить в ВЛКСМ. «Не положено по уставу», - пытался я возразить. «Если нужно, значит, можно», - был ответ.
 - Виктор Алексеевич, а как получилось, что Вам вручили знак Коммунистического Интернационала Молодежи? 
- Не оказалось тогда в райкоме значков ВЛКСМ, поэтому инструктор райкома, испанка Людмила Роман, сняла свой, «кимовский», и отдала мне: 
- Носи и ни о чем не думай. Но если будешь в Испании, то передай его любому парню или девушке. ¬ Я его обязательно Вам верну. 
- Не сможешь. Мы скоро уедем. 
В тринадцать лет Виктор Кучеров стал вожаком школьной комсомолии. А на лацкане его пиджака еще долгие годы был необычный значок. Но уже в 80-х, будучи на учебе в Барселоне, во время экскурсии Виктор Алексеевич подарил этот знак седовласой женщине-­гиду, прекрасно говорившей на русском. Расплакалась она, когда вспомнила Людмилу Роман, с которой их, детей коммунистов, спасая от режима Франко, в 30-е годы вывезли в СССР. 
Среди писателей в юности Виктор особенно выделял Грина, Дефо, Лондона, Каверина, в книгах которых герои были сильными душой. Еще нравились произведения приключенческого жанра, где вдали от суши, на морских просторах, бушевали человеческие страсти. 
Может, поэтому, а возможно, еще и потому, что из родного села, раскинувшегося на холме, была видна Волга, по которой неспешно двигались красавцы-суда, у него с детства зародилась мечта строить корабли. И не менее веской причиной стало то, что в речном техникуме была неплохая стипендия. Но опоздал Виктор. Когда он приехал в Астрахань, прием уже был завершен. Тогда по совету тети он поступил в нефтяной техникум на строительное отделение: «Ты хотел строить корабли? А чем хуже городам жизнь давать?» Трудновато было только на первом курсе, едва концы с концами сходились, но, начиная со второго и до диплома, Виктор получал повышенную стипендию: он рассчитывал лишь на свои силы, ведь в семье матери, кроме него, было трое малолетних детей. 

 От мастера до директора 
С дипломом на руках прибыл Кучеров в Куйбышев в распоряжение треста «Востокнефтестрой». Так сложилось, что молодого специалиста заметил легендарный Александр Васильевич Разумовский: «Ты же волжанин! Останешься в Куйбышеве, разве сможешь, когда захочется, видеть Волгу? А у нас, в Жигулевске, она рядышком». Умел убеждать Разумовский, и вот уже Виктор десятником в Зольном, а чуть позже – в 54-м вместе со строительным управлением перебирается в невзрачный поселок нефтяников, будущий Отрадный. Виктор Алексеевич вспоминает, что если б не Разумовский, то он уехал бы в Астрахань, чтобы продолжить учебу уже в институте: «Здесь ты нужен, в Муханово. Жильем обеспечу. Пойдешь мастером в СУ-2». 
Когда осенью призвали в армию (служил в стройбате, по специальности), еще в «учебке» записался во все кружки, чтобы рутинную трехлетнюю службу скрасить; играл в духовом оркестре (вначале на барабане, а потом, с улыбкой вспоминает Виктор Алексеевич, «допустили» до трубы). И уже в феврале часть вышла на строевую подготовку под звуки своего оркестра под руководством командира музыкального взвода Кучерова. Пел в хоре, декламировал, занимался спортом. И здесь заметили неравнодушного Кучерова: его избрали членом бюро комсомола части. Успел, как строительных дел мастер, во время действительной поработать на восстановлении Ленинграда, а заработанные деньги отправил матери. На что она ответила: «Ты больше этого не делай. Мы обойдемся, а тебе они нужней». 
После демобилизации вернулся в трест. «Так случалось не раз в моей жизни, что не по своему желанию, а по воле старших я «попадал» на общественные должности. Вот и комсомольским секретарем стал по решению «стариков» («старики» - это так хорошо известные современникам праотцы Отрадного – А. Глазунов, Д. Горяйнов, А.Ершов - авт.). Я согласился с условием, что подготовлю за пару лет замену и вернусь на производство. Первого секретаря горкома партии Богданова эта договоренность устраивала». 
Два года пролетели, полные энтузиазма, юношеского задора: четыре с половиной тысячи отрадненской комсомолии жили слетами, конференциями, субботниками и, разумеется, работой буровых, промыслов, городских строек. Жизнь кипела: «Все было ярким, потому что было новым, еще неопробованным». 
Однажды Виктора вызвал Узилов. Пошел к нему Кучеров как ко второму партийному секретарю, а пришел уже к первому: Богданова отозвали в Куйбышев. После поздравлений тут же без обиняков рассказал о своей договоренности с Богдановым. Узилов – ни в какую: «Уйдешь – в Отрадном жить не будешь. Поезжай в Нефтегорск. Мне не нужны те, кто не хочет работать с молодежью». Дома в ножи весть о возможных перспективах приняла жена Надежда: «Не поеду, от резиновых сапог и так все нутро болит!» 
С этой дилеммой Виктор отправился к Разумовскому: «Узилова дразнить не будем. Давай устраивайся на ЗЖБИ начальником цеха». И тридцать пять лет Виктор Алексеевич проработал на заводе, из них свыше двадцати директором. Первенец отрадненской строительной индустрии, выпестованный Разумовским, понимавшим, что без собственной базы тресту никак не обойтись, за сорок лет (1956-1996 г.г.) изготовил около 2,5 млн кубометров железобетона, 2,2 млн кв.м столярных изделий, 550 тыс. кубометров бетона. Завод занимал призовые места во всесоюзном соревновании, ему вручались переходящие Красные знамена, дважды предприятие заносилось на Доску почета ВДНХ СССР. 
О своих предшественниках Виктор Алексеевич говорит с теплой благодарностью: как о необычайно человечном - о первом директоре С.Сафралиеве, «душевном дядьке» В.Иванове, который объединял коллектив художественной самодеятельностью: «Любите петь? Тогда будем делать это вместе». А если начальник какого-либо цеха категорически отказывался от песен­плясок, то его директор обязывал привести на распевки одного-двух взамен себя. Сдержанный Кучеров преображается при воспоминаниях о А. Кесельмане: «Эрудит, прекрасный экономист, знал производство, понимал людей. Коллектив складывался годами и слаженным стал благодаря усилиям всех. У нас не принято было юлить, изворачиваться. И если дали слово, то оно было твердым». Поэтому с заводом считались, ему доверяли самые серьезные заказы. 
 
«В рубашке рожденный»
 В 1996 году Виктор Алексеевич отдыхал в родных краях.
 И вдруг в глазах потемнело, все закружилось­-завертелось. Очнулся, а у его постели – старушка: «Чего испугался? Да, я та самая врач, Мария Исаевна, которая тебя принимала. Мне 96 лет, и я жива. Тебе сколько? 63, говоришь? И все работаешь? Увольняйся, это первый звонок». Молоденькой докторшей была Мария Исаевна, когда принимала роды у матери Виктора Алексеевича. Когда утром принесла ей в палату новорожденного Витю, сказала: «Варя, у него порок сердца, но родился он в рубашке. Значит, долго жить будет». 
До сих пор Виктор Алексеевич удивляется: как же так? Никакого оборудования в больнице не было, у врача практики всего год, а она сходу поставила диагноз. Талант? Или иначе готовили врачей в те давние времена? Ведь сегодня зачастую вся надежда больного – это современное оборудование. Мало кто верит в профессионализм докторов. А тогда Кучеров, вернувшись с отпуска, сразу же уволился. 
Потому как времена наступили такие, что они никак не укладывались в те принципы, которыми руководствовался Виктор Алексеевич всю свою жизнь: «Нагло действовали реформаторы. Вот и развалили заводы, сельское хозяйство, страну. Многие не выдержали такого дерзкого наступления дикого капитализма».

- Виктор Алексеевич, Вы в городе уважаемый человек, его Почетный гражданин, кавалер ордена «Дружбы народов». Вы - ветеран труда, отдавший тридцать пять лет одному из лучших предприятий Отрадного советской эпохи – заводу железобетонных изделий. Ваш семейный дуэт, Надежды и Виктора, как магнит притягивал и друзей, и малознакомых вам людей, потому что многие знали: помогут, обязательно поддержат Кучеровы и словом, и делом. В ваш хлебосольный дом стремились, ибо в вашем кругу людям было уютно и интересно. Вы счастливый человек? 
- Ну, я ж в рубашке родился! А если серьезно, я нередко вновь и вновь прокручиваю прожитое. Для себя я еще в юности выстроил такую абсолютно математическую цепочку: знать, уметь, владеть, быть. Знать – это быть как рыба в воде в своей профессии. Уметь - значит перестроить себя, свое время, распорядок дня; уметь планировать, уметь искать альтернативу в интересах дела. Владеть новыми подходами, технологиями. А быть ¬ быть таким, какой есть: быть с этими людьми, равняться на более опытных, более мудрых. Быть в команде. Считаю, получилось. Мог бы жить и в Серпухове, и в Октябрьске, и в Татарии. Но меня отговаривали от этих выгодных предложений то Комаров, то Кесельман, то Надя. Значит, так должно было случиться. У меня есть крепкая опора – моя родня. У меня замечательная дочь, Татьяна, которая заботится обо мне, наведывается каждый выходной. Вот недавно привезла мне кучу аудиокассет, теперь слушаю Чехова, Лескова, хорошую музыку; ведь читать теперь могу лишь с лупой. Есть друзья, с которыми связи не растерял. Обо мне помнят бывшие заводчане. 
- А как Вы относитесь к оде Киплинга? 
-Мудрые слова. Они полностью совпадают с моим видением места человека в жизни. 
Имя нашего героя переводится как «победитель». Можно сказать, родители попали в точку, когда нарекли своего старшего Виктором. Он состоялся и как руководитель, и как неравнодушный человек с добрым сердцем. 

Борис Дмитриевич Семенов: «Если бы вы хотели увидеть идеального комсомольца, то это – Виктор Кучеров. Если бы попросили показать истинного коммуниста, то это - Виктор Алексеевич Кучеров. Он всегда выделялся своей целеустремленностью, честностью, порядочностью. Виктор рано повзрослел – тому причиной война. В нем развилось огромное чувство ответственности, и с этим чувством он шел и продолжает идти по жизни. Самокритичный, объективный, способный постоять за товарища перед чиновником самого высокого ранга, если к нему несправедливы. Его постоянная готовность выслушать, поддержать, помочь притягивали и притягивают людей».

Татьяна Альмеева


 
Текст сообщения*
 
01.04.2020 10:23:00 Расписание городских автобусов

Действует на время режима полной самоизоляции. Призываем не покидать свои дома без острой необходимости!

29.03.2020 18:48:00 Фонарь. Лавочка. Остановка

Такая картина (на фото) открылась взору жителей города солнечным воскресным деньком на площадке у фонтана

25.03.2020 10:51:00 Как рождается культурное пространство города?

Имидж ДК «Россия» сегодня изменился. В канун Дня работника культуры мы расскажем подробнее об этом

23.03.2020 20:25:00 Машинист, влюбленный в орхидеи

Наталья Аксенова любит порядок во всем: и в своей профессии, и в домашних делах. И, как многие женщины, любит цветы...

22.03.2020 19:16:00 Благотворительность: как не обмануться

Поможет новый просветительский проект «Хорошие истории», который запустили в Самарской области