Запись на прием к врачу4.jpg


Общество и культура

Золотая осень

18.10.2012

Опубликованный в прошлом номере «РТ» материал «Узник семейных отношений» (автор Наталья Свиридова) привлек внимание многих читателей. Незавидное положение пожилого человека, Сергея Грушина, вынужденного просить заботы, а порой и еды у чужих людей, заставляет нас по-иному посмотреть на отношения в своей семье, задать вопрос себе: а так ли я живу? какая старость будет уготована мне?


«Мамуля» и «бабуля»

Анне Тихоновне Корабельниковой с улицы Чкалова позавчера исполнилось 95 лет. От Губернатора области Николая Меркушкина в ее адрес пришла телеграмма на правительственном бланке, в которой вместе со словами поздравлений выражены пожелания любви родных и близких. Но Анна Тихоновна в свои преклонные годы имеет столько любви и заботы от близких, что многим впору ей завидовать.

Я познакомилась с Анной Тихоновной в самый день ее рождения и, признаюсь, что нахожусь под сильным впечатлением от встречи. Простая женщина, скромный дом на окраине города, и в то же время столько удивительного благородства и во внешности, и в отношении Анны Тихоновны к жизни, которая не баловала ее, но и не огрубила, а будто отточила совершенство сильного характера и нежной натуры. Не случайно в свои годы именно она является центром притяжения для родственников. И не удивительно, что не только взрослые дети, но и разновозрастные внуки обращаются к ней только на «вы», и только «бабуля» и «мама». Включая зятя из Москвы, который уже и сам пенсионер.

Говорит Анна Тихоновна грамотным литературным языком, а в речи нет-нет да проскальзывают такие выражения, которые могли бы стать истинной находкой для настоящего писателя. Память такая, будто и не хранит она в себе события почти вековой давности. А об одном из самых памятных периодов - жизни на Камчатке - она рассказывает так, будто это было вчера:

- В 41-м году наша семья завербовалась на Камчатку. Жили мы тогда в Исаклинском районе, и все – я, муж Георгий, родители - работали в колхозе, но трудодни тогда были в основном пустыми «палочками». Вербовщик уговаривал на переселение, говорил, что на новом месте будет все – дом, деньги, скот. Отец сказал, что, действительно, надоело плохо жить, и мы решились.

Мы выехали 21 февраля, а до Владивостока добрались 25 марта. Всю дорогу ехали в «телячьих» вагонах, а нашему Ванюшке не было и двух лет. Во Владивостоке нас месяц держали в палатках, и только потом отправили дальше. Только вышли в открытое море, как начался сильный шторм, и, нисколько не прибавляю, мы «штормили» десять суток. Пароход был полон, многие с детьми, капитан всю дорогу успокаивал:

- Наш пароход маленький, но устойчивый, не волнуйтесь, мы выдержим.

Воды Японского моря, Тихого океана, Охотского моря... Когда прибыли на место, на побережье дул такой ветер, что на ногах не устоишь, хотелось скорей добраться до жилья. Только никто его нам, как оказалось, не приготовил, и нам опять были уготованы те же палатки. А ветер все сильнее, да так ухнул, что три палатки, как не было, и мы кто куда. А куда бежать?! Бараки стояли недостроенные, даже без окон.

Внутри эти бараки делили на клетки, и в каждой жили по несколько семей. Работали на рыбкомбинате. До нас там были сезонники, но начальству было выгодней, чтобы рабочие жили там постоянно. В общем, мы попали. Я мыла рыбу, на засол ее таскали на носилках. Какая рыба? Горбуша, кета, кижеч, чавыча... Я уставала так, что, не поверите, сил не оставалось ложку поднять. На рабочем месте стояли по 16-18 часов, ведь уже шла война. Отец стал бондарем, делал бочки рыбу тарировать, а мать вела хозяйство. Муж ходил в море ловцом, а в 1942-м взяли на фронт, где его контузило. И вернуться на Камчатку у него не хватило сил, он умер в родной деревне.

У нас на побережье стояла воинская застава, и там служил мой будущий второй муж Алексей Ефремович Корабельников. Были ли с японцами стычки? До 43-го все было мирно, рядом лов вели, рыбкомбинаты рядом (за километр) располагались. Но однажды, хоть верьте - хоть нет, напротив нашего комбината встали два японских крейсера и направили на него орудия. Наша застава залегла вдоль берега, а нас, молодых, на всякий случай собрали для оказания санитарной помощи.

После стало известно, что вдоль побережья стояли 16 крейсеров, и, если бы надо, они бы от нас живого места не оставили. Мы всю ночь плакали, прощались с жизнью. Но наше руководство вело усиленные переговоры с Москвой, и утром японцы ушли. А может, они просто свои заводы пожалели.

Мы были там 16 лет. После войны думали, как оттуда выбраться. Моря долго были заминированы, и прохода судам не было. Люди кормились тем, что было заготовлено, но временами было совсем голодно. Спасибо американцам, они стали вести разминирование и привозить хлеб. Думала, что я уже не выживу…

Потом мы с Алексеем уехали в Казахстан, на целинные земли, но и там жизнь была плохой. А на Камчатке вскоре умер отец, который сильно травмировался во время очередной тревоги. Мы с мамой списались с нашим родственником в Отрадном, и мама купила в Васильевке домик. Мы все бросили и перебрались сюда. У нас уже было четверо детей, а дочь Танечка родилась здесь.

Сейчас моих троих детей нет в живых, и их смерть сильно подшибла меня. Я долго болела, но меня подлечили, спасибо всем за это. Сейчас живу с сыном Виктором и со снохой Леной. Лена очень хорошая, таких больше нет. А Татьяна живет в Москве, сейчас приехали с семьей на мой юбилей.

- Анна Тихоновна, сейчас большая редкость, чтобы молодые жили с родителями. Дайте совет, как уживаться в одной семье?

- Знаете, я никогда не ввязываюсь в семейные дела детей: они и поругаются, и помирятся. Но ведь и люди все разные. Вот однажды в очереди я услышала, как молодая женщина в сердцах сказала: «Ну терпеть не могу стариков!» И даже вышла вон. А те, кто остались, поговорили о том, что такой человек никогда не будет кормить своих родителей. А у меня-то (вот он крест!) старость хорошая! И меня мои дети ничем не обделяют.


Шестикратный прадед

На публикацию об «узнике» откликнулся также и 77-летний Иван Каленый. Он недавно переехал в Отрадный, но уже не первый раз пишет в газету, что говорит о его стремлении жить интересами жителей города, не замыкаясь в стенах своего жилища.

«Мне очень жаль Сергея Георгиевича, - говорится в его письме, - он оказался старческим сиротой при живых детях и родственниках. Не могу их осуждать, а расскажу немного о себе.

В моей жизни тоже было всякое. Семнадцатый год, как умерла моя супруга. После такой утраты я, наверное, мог бы поддаться человеческим слабостям или самобичеванию. Но чтобы отвлечься я, уже будучи пенсионером, ушел с прежней весьма солидной работы в школе и взялся ухаживать за саженцами деревьев во дворе. В течение 13 лет всего себя отдавал новому делу, чем заработал, не скрою, уважение руководства школы и детей.

Это время было своего рода очередным экзаменом на прочность, и, мне кажется, что я его выдержал. А когда заболел, то опекать меня стал целый класс во главе со своим классным руководителем. Ребята навещали меня, в праздники вручали открыточки, передавали скромные подарки от руководства, приглашали на свои мероприятия, просили выступить.

Не забывали меня и мои родные, дети и внуки. Если что-то у меня шло не так, то забирали к себе, в Отрадный, и ставили меня на ноги. Скоро исполнится 10 лет, как я совершенно исключил употребление спиртного. Когда же у меня случился инсульт, дети вообще предложили переехать жить в Отрадный. Мои дети и внуки все взрослые и самостоятельные люди (я шестикратный прадед). У них много своих забот, но между собой они очень дружны, что меня особенно радует, а искренняя забота обо мне вызывает желание жить дальше.

Недавно я вселился в свою квартиру в Отрадном. Мои дети, продав прежнюю мою квартиру, не то что не посягнули на вырученные деньги, а напротив, вложили много труда и души в обустройство моего нового жилища. Я проживаю в нем с кошкой Лизой. На днях внучка принесла три горшочка с цветами, которые растут и радуют своей красотой.

Мои родные каждый день общаются со мной: навещают или звонят по телефону. Правда, еще не со всеми соседями я познакомился, но, думаю, все впереди. А Сергею Георгиевичу мой совет: набраться мужества и расстаться с «горькой», в меру возможностей упорядочить свою жизнь и мысли. И тогда, глядишь, и солнце будет светить ярче, и люди вокруг станут добрее. А мы можем даже стать друзьями!» (адрес автора в редакции). 

Марина Петрова


 
Текст сообщения*
 
21.08.2019 15:49:00 «Ты супер!» стал популярен

Арт-проект реализуется в рамках программы «Культурное сердце России». Об этом и не только наш материал

21.08.2019 13:26:00 «Спортландия» - для отдыха и оздоровления детей

20 августа общественники города посетили детский лагерь дневного пребывания гимназии «Гармония»

20.08.2019 17:37:00 Нетипичный музей для особенных людей

М.Н. Ухина работает в городском музее с 2011 года

20.08.2019 14:56:00 «Закружилось в танце лето»

В этом году был пересмотрен репертуар оркестра "Меридиан" и составлена новая программа по пожеланиям горожан

17.08.2019 13:17:00 Отрадный впитал в себя тепло их рук

Те, кто возводил Отрадный с нуля и кто помогает ему расти и хорошеть сейчас, собрались в «Юности» 9 августа, чтобы отметить профессиональный праздник