1022_157_small.gif


Общество и культура

Анна Веколова: «Финансы – зеркальное отражение жизни»

30.12.2015 14:26:00

Окончание.
Начало в № 51 от 23.12.2015


Требование эпохи
      Сумрачная тишина, шелест бумаг, негромкие разговоры.  Еще панели из мореного дуба, тяжелые с резными филенками двери, высокие окна, обрамленные плотными шторами. Таково наше представление о банках прошлого века, как учреждениях устойчивых и надежных. Собственно, в столице и областных центрах оно так было и есть. Разве только отделочные материалы теперь используют иные.
      А на местах, к примеру, в Отрадном, отделение Госбанка занимало барак на Новокуйбышевской, под отделение Стройбанка трест выделил две квартиры по улице Комсомольской, рядом с управлением «Востокнефтестрой». И никаких «излишеств», во всем — строжайшая экономия. Например, каждому из банковских специалистов в месяц полагались одна  ручка и один блокнот. В трех отделах трудилось самое большее  семнадцать человек: инженеры, специалисты по кредитам, бухгалтеры. 
     Зарплаты мало чем отличались от окладов учительства и значительно уступали заработкам в промышленности. А работы было непочатый край: через Стройбанк осуществлялось финансирование трех отрадненских «китов»: нефтяников, буровиков, строителей. Поэтому и рабочий день завершался далеко не в пять вечера. Но особенно горячими были предновогодние дни, до отказа забитые отчетами, аналитическими записками, актами. 
     Ведь в годы строительного бума только генеральных подрядчиков было несколько: тресты «Востокнефтестрой», «Куйбышевнефтепромстрой», «Куйбышевдорстрой», «Волгаэлектросетьстрой», «Востокмонтажгаз». И еще более двух десятков субподрядных организаций.
     За каждую бюджетную копейку строго спрашивали вышестоящие структуры: пять-шесть ревизоров ежегодно и досконально проверяли инженеров банка (выходили на стройки с замерами), кредитный отдел (соответствуют ли выданные кредиты спущенным сверху заданиям), бухгалтерский учет. Получается, Анна Федоровна выдержала 36 проверок и при этом – ни единого выговора! Поэтому закономерным стал вопрос:
    — Так каким должен быть банкир? 
    — Грамотным: нужны знания в области экономики, финансов. Его главными качествами всегда были и остаются честность, педантизм, строгость Финансист должен умело хозяйствовать, знать досконально «свою» отрасль. Я, конечно, не строитель и не нефтяник, но, во всяком случае, меня трудно было обмануть.
     — Трудно было работать? 
     — Трудно. Каждая реформа (имеются в виду и хрущевская, и косыгинская — Прим. ред.) усиливала требования к банкам, ужесточала финансирование строительных работ. К примеру, до войны и в первую послевоенную пятилетку государство выделяло средства без жесткой привязки к конкретному объекту. Затем министерства стали расписывать: столько-то на промышленное строительство, столько-то на жилищное. 
      Особенно трудно было пробить финансирование культурных объектов. Так, за ДК «Россия» развернулась целая баталия: дворец нужен – это понимали городские партийные, советские и хозяйственные руководители. Но чтобы добиться понимания в Москве, пришлось его «выбивать». И только специальное Постановление Совмина РСФСР решило вопрос. Непостижимо, но факт! 
      Эпоха требовала в первую очередь ввода предприятий, промыслов, пуска буровых. На втором плане — жилье. Причем, если деньги на промышленное дорожное строительство министерство нефтяной промышленности давало, то на городские дороги, коммуникации и прочее – нет. Считалось, что это зона ответственности горсоветов. А денег у города не было.

Контроль,  но не мелочная опека
     Но дороги, сети, насосные в городе возводились. Иже с ними – Дом пионеров, институт…  Стройбанк (Промстройбанк с 1968 года) «подснежники» принимал как объекты промышленного назначения. Чтобы начальство «закрыло глаза» на такие «рокировки», в ход шли личные контакты, дружеские договоренности. 
     При этом Анна Федоровна, будучи человеком требовательным, жестко контролировала качество работы строителей от первого колышка до сдачи объекта. Инженеры Стройбанка выходили на замеры вместе с заказчиками (основным заказчиком была дирекция строящихся предприятий НГДУ «ПН», с 1968 года – ОКС НГДУ. Собственное строительство вели также строители, ГБЗ, кирпичный завод, горисполком) и скрупулезно заносили в ведомости все детали проверки. 
     А.Ф. Веколова с улыбкой вспоминает о том, как поругивали ее и строители, и заказчики, и партийное руководство. Но они ее глубоко уважали, понимания, что Анна Федоровна права в своей последовательности, что каждая копейка должна быть потрачена  с умом.
— Город строили хорошие люди, большие профессионалы. Каждое имя – легенда: Разумовский, Кесельман, Шефер, Такоев, Юнин, Нейман и многие, многие другие. Они не допускали грубых ошибок, а банковский контроль от проекта до его реализации  исключал возможный брак. 
      Здесь просто необходим следующий акцент: все введенное в строй при Анне Федоровне: а это соцкультбыт и жилье, заводы и промыслы — и сегодня  верой и правдой служит людям. Взять хотя бы последний детский сад в переулке Первомайском, который трест  хотел сдать в конце года со множеством недоделок. Сколько тогда ни упрашивал Анну Федоровну управляющий подписать акт, заверяя, что весь перечень замечаний будет устранен, — не вышло. «Железная» леди осталась верна своему правилу: качество превыше всего.
     Борис Дмитриевич Семенов вспоминал, что вызов к Веколовой заставлял начальников управлений «Востокнефтестроя» собирать всю волю в кулак перед тем, как открыть дверь в ее кабинет. Знали они, что и за «незавершенку» Анна Федоровна спросит, и за брак, и за долги перед транспортниками, ЗЖБИ, электриками, и за производительность труда… 
      При этом она места себе не находила, переживая за каждый объект. Ее стойкости дивились, а она возмущалась беспринципным, с ее точки зрения, поведением руководителей: «Вы отвечаете за дом (цех, дорогу, фабрику и т.п.), а не горком, не обком. У вас своя голова на плечах». Но она доверяла им. В трудных случаях, когда денег на счетах строителей не оказывалось, а люди не виноваты и ждут зарплаты, Веколова шла им навстречу.

Много или хорошо? 
     Как-то в одном из архивных номеров «РТ» в глаза бросились материалы с городской партийной конференции, где И.Т. Комаров, отметив достижения строителей, подверг критике трест «Востокнефтестрой» «за систематическое невыполнение планов по вводу объектов в эксплуатацию. Так план был выполнен в 1965г. на 60%, в 1966г. – на 68%, в 1967 году – на 63 процента». 
     Управляющий трестом А.Л. Степанов, говоря о причинах срыва сроков сдачи ряда объектов, указал, что, «неудовлетворительная работа объясняется плохой комплектацией, ресурсы распыляются  по множеству объектов… Заказчики включают в план объекты, не обеспеченные технической документацией… И нужно, наконец, понять, что мы не сможем ничего хорошего построить, если одновременно работать на 305 объектах…». 
      Между тем к этому времени трестом уже были введены в строй ГБЗ, РМЗ, обустроены несколько месторождений, опять же жилье. Кроме того, трест значительно развил свою базу. Назову только самые крупные новые предприятия тех лет  – ЗЖБИ, СУМР. Однако правило «Два Д: давай, давай», т.е. строй все больше и больше да качественно, да еще в срок, выматывало строителей. Притом материально-технических ресурсов строителей катастрофически не хватало.
     Позже был взят на вооружение злобинский метод бригадного подряда. Но если пару бригад руководство еще могло обеспечить и техникой, и материалами, то на следующие ресурсов уже не хватало.  
     Ведь как было? В первом квартале вводили, положим,  9% жилья, в четвертом, преимущественно в декабре, точнее, в последней декаде, поближе к 31-му – 48 %. Самый мороз — и самый аврал. И опять вопрос материалов, и опять стихия материально-технического снабжения, которая страшнее природных стихий. Потому что зимой работать лучше.  В «Неприк» не посылают, село не строит, даже с цементом легче: железная дорога не связана с уборкой. Но…
      Толком поработать на одном объекте все равно не дают: министерства требуют направить силы на компрессорные станции. Объединение настаивает на том, что строители должны сосредоточиться исключительно на обустройстве месторождений. Первый секретарь обкома по понедельникам планирует работу ПМК-6 на Подбельской птицефабрике (рискни, ослушайся!), И.Т. Комаров озабочен сносом в городе бараков. А «Востокнефтестрой» с субподрядчиками должны, должны, должны.
     Вот об этом и поведала Анна Федоровна, добавив: «Да, мы  работали так, чтобы каждый, кто шел к нам за деньгами, семь раз отвернул от двери. И не надо исключать того, что и по этой причине тоже строители оставили потомкам надежный и красивый город, работая хорошо и много. Но жалко было смотреть на измученных предновогодним авралом отделочниц. Им бы с детьми на елку идти, а они допоздна, без выходных, в холоде штукатурят, красят, белят. Многие начальники управлений – Гуленкин, Помякушин, Курофеев – «сгорели» на работе, рано ушли из жизни». 

Чтобы был эффект 
     В 1990 году Отрадненское отделение Промстройбанка было реорганизовано в Отрадненское отделение Средневолжского коммерческого банка и на должность его управляющего назначили Анну Федоровну. «От банкиров потребовались новые качества: инициатива, смелость. Надо было, чтобы предприятия в нас почувствовали не чиновников, а деловых партнеров», — вспоминает она. 
      В те годы в Отрадном строилось совместное предприятие «Синтерос», однако от его финансирования отказались даже столичные банки. Риск, взятый на себя СВКБ, был велик. Но убедить головной банк (он находился в Самаре) в перспективности предприятия Веколова смогла. Конечно, не с первого раза, пришлось не единожды побывать в областном центре с В.К. Нуждиным, но, в конце концов, своей цели отрадненцы добились: кредитную линию «Синтеросу» открыли: «Дело в том, что мы верили в эффективность предприятия. И она сегодня на лицо. «ТаркеТТ» — ведущий завод города, основной источник его доходов. На нем работают сотни людей, они неплохо зарабатывают. Значит, мы не ошиблись».
     Центр города украшает здание Сбербанка. Оно построено в 90-х годах, опять-таки по предложению архитектора Б.Д.Семенова и при активном участии А.Ф.Веколовой. Это они убедили местную власть, что именно на этом месте должен находиться офис Средневолжского коммерческого банка. Иногда во время прогулок Анна Федоровна вспоминает то, какие доводы приводила она тогда В.В. Есину: «Банк, как свидетельство устойчивости города, должен находиться на видном месте. А  устойчивость не в том, чтобы сегодня было как вчера. Устойчивость в том, чтобы все время становилось лучше».

Татьяна Альмеева


 
Текст сообщения*
 
14.06.2024 10:02:00 В гости к соседям

6 июня редакция «РТ» побывала в Красноярском районе

13.06.2024 16:39:00 "ЭкоЛидер-2023" принес в копилку Отрадного 6 наград

Подведены итоги конкурса «ЭкоЛидер»

07.06.2024 13:56:00 Взгляд на настоящее из прошлого

Наш рассказ об экскурсоводе музея Марине Наумовой

07.06.2024 09:07:00 З.И.Голубева: "Спасибо вам, ребята!"

Продолжение рассказа о работе отряда "Поиск-35"

06.06.2024 14:27:00 "А зори здесь тихие..."

Спектакль по повести Бориса Васильева представила публике театральная студия «Блеск»